Olesiaa
Я была у Него, тишину на слова дробя,
Выбирая цвет чая, вкус утра и профиль снимка.
Я была в Его жизни. Примерила на себя,
Как любить недолюбленных. Дьявольски сложно.
С ним как?
Я была... У него там семья из двухсот картин –
Чёрно-красные музы присыпаны пылью мрака.
Мы молчали о сложном. Теперь он молчит один.
Мы умели смеяться, когда нам хотелось плакать.
Я была... Время с ним не рискует. Часы стоят.
Лишь секунды крадутся практически вне закона.
И построчные мудрые мысли – бесценный яд –
Принимаются внутрь, как вакцина. А на оконном –
Отпечатки ладошек. Как память о том, что сын
Где-то здесь, между спальней и болью в районе рая.
Там сменили шаги на безвременный счёт – "спаси".
Так живут, не рождаясь, и, впрочем, – не умирая...
Я была его кожей. А он был моей рукой.
Мы любили любить до рассвета. Рвались на части.
Я под утро шептала: "Скажи мне, кто Ты такой?"
Он ласкал меня сонной улыбкой, ответив "счастье".
Я была у него... Отражалась в его зрачках
Беспринципно, вникая в утопию слов и быта.
Я не стала ни музой, ни звуками от смычка,
Ни фатальной ошибкой... За что и была убита.
Я была в Его жизни. Была для Него струной.
Я случалась молитвой-молчанием. Бурей смеха.
Я была Его миррой. Той самой Его страной,
До которой вовек не добраться посредством эха.
Я осталась... Украденной кровью. Извечным "нет".
Ощущением терпкого мускуса. Словом Бога.
Я осталась победой в не начатой им войне.
Я осталась в несбыточных смыслах.
Которых много.

(С)